Винтаж в двухэтажной московской квартире

Ошибается тот, кто считает интерьер всего лишь красивой оберткой, создаваемой с целью пустить пыль в глаза. Интерьер – это целая вселенная, отражающая внутренний мир его обитателей. И задача дизайнера – правильно считать его, уловив даже самые смутные мысли и желания заказчиков. Так, как это сделала Ирина Бдайциева в работе над интерьером просторной двухъярусной квартиры в Москве.

Ирина Бдайциева,
дизайнер

 

Автор проекта

Окончила Московский государственный лингвистический университет, но оставила французский язык ради дизайна. Не признаёт в работе жёстких рамок, ограничивающих полёт фантазии. Предпочитает необританский стиль – сочетание классических архитектурных решений с простой и современной мебелью. Много внимания уделяет деталям.

Обладатели этой двухэтажной квартиры площадью 210 кв. м, не были уверены в том, каким именно должен стать их дом по окончании работ. Предполагали, что тёплым и уютным, ради чего отыскали на блошином рынке в Париже старинный портал для камина и кресло. Удобным и практичным, что подтверждало приобретение там же антикварных стульев и ножек для стола. Красивым и богатым, о чём свидетельствовали предметы французской роскоши – комод, портал для зеркала и торшер.

Каждая купленная заказчиками вещь была уникальна сама по себе, и от дизайнера потребовалось немало фантазии для того, чтобы элегантно вписать её в общую концепцию, но не в качестве музейного экспоната, а как функциональный аксессуар или предмет мебели. Это и определило стиль интерьера – винтаж. Вернее, увлекательная игра в него, но игра очень аккуратная и продуманная.

Подчёркивает идею старины внутренняя отделка помещений: облупившаяся кирпичная кладка стен на кухне и в гостиной первого этажа, потёртые массивные потолочные балки в спальной и детской комнатах этажом выше, основательные половицы из массива дерева. Все поверхности состарены искусственно, с использованием как традиционных методов, так и инновационных технологий.

Об игре говорит и необычное применение старинных вещей. Причём в новом качестве они, скорее, выигрывают. Кому в мегаполисе нужны деревянные ставни из потемневшего дерева? Тогда как в виде изголовья над кроватью они вполне уместны в комнате со скошенным потолком.

То же можно сказать и о комоде, взявшем на себя непривычную роль тумбы под раковину. С мраморной столешницей Nero Marquina он сочетается идеально, несмотря на разницу в возрасте, составляющую, как минимум, 30 лет.

Аналогичное сочетание «прошлого» с настоящим особенно ярко демонстрирует обеденная зона. Изогнутые ножки стульев – работа французских краснодеревщиков, дополнены сиденьями, обитыми жизнерадостными тканями Manuel Canovas. Основание стола, найденного там же, надёжно держит столешницу, сделанную на заказ из тех же досок, что и пол.

Сложнее всего в интерьере городской квартиры приживался настоящий камин, вернее антикварный каминный портал. Проблему с устройством дымохода решили: на первом этаже – пьедестал из шамотного кирпича, приподнявший конструкцию; на втором – игровой уголок в детской, где труба превратилась в кукольный дом.

Превращений здесь можно ожидать повсюду. Так библиотека-кинозал, закрытая тяжёлыми бархатными портьерами, за счёт приподнятого пола может стать театральной сценой с настоящим занавесом.

Ванная комната превращается в концертный зал, поскольку при виде нотных листов на стенах хочется петь.

Такова особенность любых проектов Ирины Бдайциевой – ориентированность на конкретных людей, их интересы и тайные желания.

2017-05-18T10:29:59+00:00 Май 18, 2017|Интерьеры|