НЕ ПО
СЦЕНАРИЮ

Ружьё должно стрелять (хотя бы и в последнем акте), ваза – быть хрупкой и чуть что биться вдребезги, лампу можно «вкл», а можно и «выкл», поездки на скутере – это удел молодых да ранних… И так далее и тому подобное, игру в ассоциации из серии «я начну, а ты продолжи» можно продолжать вечно. Тем удивительнее получать непредсказуемые ответы на обычные казалось бы вопросы. Представители дизайнерского цеха чаще других ставят в тупик нетривиальностью подходов, и вот лишь несколько ярких примеров.

I. Счастливый возраст

Лондонские дизайнеры из компании PriestmanGoode отважно развенчивают стереотипы, в данном случае – возрастные. В рамках выставки New Old, организованной в Музее дизайна, они представили модель скутера для пожилых. Резвый, но легкий и компактный, современный и эстетичный, с удобной корзиной для хранения и возможностью беспилотного вождения, Scooter For Life призван существенно облегчить жизнь людей «третьего возраста» и интегрировать их в динамичную и суетливую жизнь мегаполиса.

II. ОТ ЧАСТНОГО К ОБЩЕМУ

Передвижной столик от дизайнерского дуэта Studio Job – это просто катастрофа какая-то. Нет, к качеству претензий нет: объект отлит в бронзе, дополнен ручной росписью и позолотой – все как полагается, звезды мировой дизайн-сцены держат марку. А вот форма в высшей степени провокативна и эпатажна: объятый пламенем автомобиль выполняет функцию подстолья, а вырывающиеся клубы черного дыма – импровизированная столешница. Скажете, чистой воды выпендреж? Не все так просто. Начало «катастрофической» серии положил Train Crash Table, выпущенный в 2015 году и символизировавший крушение семейной лодки Нинке Тинагел и Джоба Смитса. Разрыв двух влюбленных не помешал их дальнейшему совместному творчеству, Studio Job успешно работает, но позволяет себе время от времени такие глубоко закамуфлированные, личные высказывания.

III. VOI LA

Говорим «керамика» — подразумеваем «хрупкая». А вот такие ее свойства, как упругость и пластичность, вспоминаются редко. И очень зря, утверждает мексиканец Гектор Эскваре (Héctor Esrawe). С ловкостью фокусника он проделывает невероятные трюки с обычной вазой. Лаконичный белый цилиндр с золотым напылением внутри словно под воздействием незримого гончарного круга сжимается, сплющивается, меняет очертания и пропорции, пока, наконец, не трансформируется в плоскую золотую тарелку. Но метаморфозы на этом не заканчиваются, процесс роста запускается в обратную сторону, и в финале всех манипуляций кудесник-дизайнер получает изящный золотой сосуд. И восемнадцать предметов различных форм, очертаний и назначения в придачу.

IV. ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ


Кстати, о хрупкости. Разбитые ваза или блюдце – ещё не финал фарфоровой сказки, а лишь новый сюжетный поворот. Может статься, вы целились этой тарелкой в любимого мужа в пылу обиды и ссоры? Сохранить запоминающийся момент для семейной истории, а с ним и фамильную реликвию призвана древняя японская технология кинцуги. Осколки просто-напросто «сшиваются» специальным составом на основе лака и золотого порошка. Зримый дефект становится тем очевиднее, но именно этого и добиваются мастера-философы, подчеркивая преходящий характер красоты. «Отреставрированная» вещь, в свою очередь, обретает не только вторую жизнь, но дополнительную глубину и проникновенность. Свежее прочтение искусства кинцуги предложила художница Рейко Канеко (Reiko Kaneko), выпустив тончайшую по настроению серию глазурованного фарфора и терракоты. Название серии обыгрывает известную максиму – «разбитого не склеить», утверждая обратное: All that is Broken is not Lost.

V. ДАТЬ РЕМНЯ

Исландия нынче на слуху: футболисты сборной этого островного государства успешно проявили себя на ЕВРО; команда кулинаров-профессионалов заняла призовое место в престижном гастрономическом состязании. Мы решили поддержать наметившийся тренд и отметить вдохновенный труд рейкьявикских дизайнеров из Kjartan Oskarsson studio. Заподозрить истинное назначение элегантного изделия в виде деревянного обруча, подвешенного на кожаный ремешок, весьма непросто. Что-то из сельскохозяйственного обихода? Арт-объект, бессмысленный и беспощадный? Оказывается, светильник, изготовленный вручную, из ясеня или белого дуба, и оборудованный светодиодами. Включается и выключается он при помощи пресловутого ремешка: меняешь натяжение – и тем самым включаешь-выключаешь или изменяешь интенсивность свечения.

VI. 12 оттенков ржавого

Идеи непритязательной красоты, похоже, близки и француженке Ариане Прин (Ariane Prin), прославившейся своей коллекцией RUST. Все продукты серии выполнены из композитного материала Jesmonite, включающего гипс, камень и металлическую пыль. Последняя необходима для создания эффекта ржавчины, причем процесс окисления металлической поверхности продолжается и когда изделие уже готово. «Каждый раз я прихожу в свою студию и с восхищением наблюдаю за изменением текстур. Такое впечатление, что они оживают и мутируют со временем!» – делится впечатлениями Ariane Prin, сделавшая «материал» и «время» главными героями своих проектов. В этой связи логичным и концептуально оправданным выглядит появление оригинальных часов RUST. Циферблат дизайнером не предусмотрен, в нем просто нет необходимости, ведь каждый из временных отрезков отмечен своим, неповторимым оттенком – в зависимости от использованной отделки (медная, латунная или стальная пыль).

2017-09-08T16:37:39+00:00 Июнь 30, 2017|