Задача с
двумя **
часть 1

Обозначение в виде двух звездочек, как мы помним по школьным задачникам, – этакий дразнящий маячок для отличников, дескать, дерзайте, уважаемые умники и умницы, явите свое нестандартное мышление миру и соседу по парте! Немало таких «отличников», до звезд охочих, обретается и среди архитекторов. И чем сложнее и экстремальнее заданные условия – тем азартнее они бросаются в бой. Наши им аплодисменты и скромное посвящение в виде арх-обзора.

В движении

Эксцентричная затея американцев Алекса Шведера (Alex Schweder) и Уорда Шелли (Ward Shelley) балансирует на грани архитектуры и социального эксперимента, причем балансирует в буквальном смысле слова. Шутка ли: прожить во вращающемся параллелепипеде из бетона, дерева и стекла, реагирующем на любое движение своих обитателей, а также внешние раздражители. «Мы – космонавты в пустыне», — описывали свои будни создатели необычной кинетической скульптуры (ReActor – авторское обозначение), распрощавшись на пять дней с твердой и незыблемой опорой и отдавшись во власть «грациозных и океанических» ритмов. Объект, оборудованный ванной, кухней, а также жилыми комнатами и открытыми балконами и возвышающийся над землей на 4,5 метра, установлен на территории центра искусств в северной части штата Нью-Йорк и будет доступен в течение двух следующих лет.

На вершине мира

Целевая аудитория следующего проекта – «Зимней кабины» словенского бюро Ofis, как явствует из описания, альпинисты, спелеологи и просто романтики, иными словами, любители острых ощущений. Желающим пощекотать себе нервы предлагается поселиться в компактной кабине общей площадью всего в 10 кв. м., удерживаемой на вершине горы Канин несколькими металлическими тросами. Зато какие виды открываются из панорамного окна (поблизости, на самой границе Словении и Италии, расположился курортный городок Бовец-Канин), да и в надежности своего сооружения создатели уверены на все сто. В конце концов, именно поиск достойного архитектурного и инженерного ответа на экстремальные погодные вызовы этих мест (ветра, бураны, снега и оползни) был основной двигающей силой всего проекта. Главным приключением стал монтаж стальной конструкции, доставлявшейся на горные склоны по частям, на вертолете, причем операцию пришлось возобновлять трижды – в связи со сложнейшими метеусловиями.

Потолок ледяной

От «космонавтов в пустыне» и горного безмолвия следуем дальше и выше – к марсианским поселениям. Да-да, пока рядовые обыватели очаровываются кинематографической фантастикой, специалисты из NASA смело смотрят в будущее и даже организуют архитектурные конкурсы с прицелом в это самое будущее. В частности, в мае минувшего года стартовал конкурс на разработку дома космического колониста. Вдумайтесь только в условия конкурсного задания: жилой модуль для экспедиции в составе четырех человек площадью 1000 кв. футов (около 93 кв. м) должен быть напечатан на 3D-принтере и исключительно на основе отходов и материалов, доступных на Марсе! Несмотря на кажущуюся сложность, откликнулись сразу 165 команд разработчиков, включая вездесущего сэра Нормана Фостера. Последний, впрочем, довольствовался 2-м местом. Победу же одержали нью-йоркские студии SEArch (Space Exploration Architecture) и Clouds AO (Clouds Architecture Office) с проектом Ice House – дома изо льда, послужившим основой для недавно представленного финального варианта. Строительный материал, а именно лед, в избытке встречается в приполярных районах Красной планеты, а сами работы по возведению жилья планируется перепоручить роботам. Многослойная оболочка ледяного купола должна поспособствовать поддержанию необходимого температурного режима, а также защитить постояльцев Ice House от воздействий недружественной атмосферы.
Часть 2.
2017-09-08T16:37:15+00:00 Май 30, 2017|