Сергей Непомнящий

Сергей Непомнящий 2019-03-07T11:58:11+00:00

«Я предлагаю город волшебных дверей»

Основная тема форума АРХ ЕВРАЗИЯ 2018, состоявшегося в начале декабря, была определена так: «ЖИЛЬЕ: градостроительство, архитектура и дизайн на Евразийском пространстве». Спикер мероприятия, главный архитектор Института Гелиотектуры Сергей Непомнящий, предложил свой метод строительства жилых зданий, чем весьма заинтересовал присутствующих. Он считает, что город должен стать трехмерным.  Что это такое? Мы решили поговорить об этом с экспертом.

Сергей Витальевич, сегодня перед страной стоит вызов: необходимо больше жилья. Что вы предлагаете для решения данной проблемы?

— То, что я предлагаю, это прямое продолжение теории Бориса Борисовича Родомана о поляризации ландшафтов. Суть состоит в том, что когда увеличивается нагрузка на ландшафт, освоенные человеком территории становятся все более урбанизированными, а природа освобождается от самых незначительных  следов деятельности человека. То есть природа становится естественней, а город урбанизируется и реурбанизируется. Я предлагаю все формы расселения сделать предельно урбанизированными: и одноэтажные поселки, и малые города, и мегаполисы – все должно получить максимальную концентрацию всех городских пространств и функций.

Если мы говорим о мегаполисе, то мы должны повысить эффективность использования земли не на проценты, и даже не в разы, а на порядки.  Это означает, что мы должны увеличить количество городских пространств и при этом сократить территорию города. Звучит несколько парадоксально, но городская территория и городское пространство – совершенно  разные категории. Территория – это ресурс для создания пространств.

Я за сверхплотность свободных пространств. В городе необходимо создать нужное количество уровней, чтобы всего было достаточно – и просторных квартир, и парков, и спорта, и всего остального. При этом все уровни должны быть функционально связанных между собой. По сути, это «город волшебных дверей». Открыл одну дверь и оказался в парке, открыл другую – выставочный центр, открыл третью – и оказался в своем офисе. Еще одна дверь –  аквапарк, или выход в лес, или на вокзал, откуда можно попасть в любую страну мира.  Когда все пространства максимально сконцентрированы, а коммуникации собраны в точку, то из любого одного пространства через эту точку можно попасть в любое другое пространство.

Понятно, что урбанизацию остановить нельзя. Мегаполисы будут расти. То, что делаем мы, предполагает освобождение природы от воздействия человека и дефрагментацию природных территорий.  При сокращении территории города, мы можем увеличить и объединить зоны непрерывных природных образований. Магистралей, разрезающих природные массивы, должно стать меньше, местами они должны уйти под землю. Транспортная схема также должна быть поляризована и структурирована. Безразличная и плотная сетка дорог очень экономична, но она губительна для природы. Мы должны переходить к концентрации транспортных путей, изолированных от природы.  Нужно понимать, что территориальная экспансия города  – это одновременно и разрушение природного комплекса. Поэтому когда мы говорим о трехмерном городе, включающим в себя и жилье, и офисы, и предприятия, и все остальное,  один из его элементов – транспорт, а все, что находится межу транспортом и природой – это защита от воздействия транспорта на природу.

Что дает гелиотектура для решения проблем расселения?

— Гелиотектура – это многоэтажный город, пронизанный солнечным светом. Хочу обратить ваше внимание: это не город с многоэтажными домами! Это город многоэтажных городских пространств! То есть, это не отдельные башни или небоскребы, а сплошной многоэтажный объем или сплошной небоскрёб.

Мы сделали несколько экспериментальных проектов. В частности, в Москве мы построили дом № 79 на Щелковском шоссе со светоинсоляционными каналами.  Это проект решал утилитарную задачу. Была территория, предназначенная для 12-этажной застройки. Но 12 этажей оказалось недостаточно для покрытия затрат на покупку территории.  Девелопер запроектировал вместо 12 этажей 17 и часть непостроенных квартир продал.  Но 17 этажей затеняли окружающую застройку, строительство запретили, появились «обманутые вкладчики». Мы построили 12-этажный дом, но по емкости он получился в полтора раза больше, чем 17-этажный. Это дом с габаритами 60 на 80 метров. За счет многократного расширения корпуса расселили обманутых вкладчиков, а девелопер получил солидную прибыль.

Это всего лишь маленький фрагмент застройки, но он показывает возможности создания солнечных квартир и эффекта уединения в при значительном уплотнении городской застройки. Планировочные возможности для создания комфортного и сверхкомфортного жилья там, где оно в наибольшей степени востребовано, практически не ограничены.

Нет ли климатических препятствий для реализации гелиотектурных решений в России. Все-таки у нас не так много солнца в стране. На Урале, например, зимой чаще всего серое небо.

— Гелиотектура – это не трансформация солнечной энергии в электрическую, а  максимальное воздействие естественного света на глаз, мозг и поведение человека. Мы жаждем солнца, потому что оно в дефиците. Поэтому когда оно появляется, мы расцветаем. Каждый раз, когда солнце выглядывает из-за туч или горизонта, мы должны его видеть.

Что может мешать распространению такой модели в России?

— Традиция и отсутствие интереса к слишком новому. Человек готов принять инновации в малых дозах. Слишком большой отрыв от повсеместной практики пугает.  Но для меня совершенно очевидно,  что те тенденции, которые сегодня проявляются в мире, абсолютно точно ложатся на принципы гелиотектуры. Например, новый вокзал Сан-Франциско – это, по сути многоэтажный город с несколькими видами транспорта внутри, несколькими видами городских пространств и с парком на крыше. Московский парк «Зарядье» тоже укладывается в систему – это многоэтажный объем с зеленой кровлей. Собственно, любой многоэтажный комплекс с подземными проездами и гаражами – это обязательный элемент гелиотектуры.  Особенно, если спускаясь из квартиры на лифте в подземный паркинг, попадаешь в солнечное подземное пространство прямо к своей машине. Мы реализовали такой проект.

К сожалению, сегодня в России в моде здания по типу «башня». Одна башня – прекрасно! И проектировать просто, и строить, и прекрасный вид из окна. Но когда это не солирующий объект, а целый «лес» – это безобразие. Не потому, что со стороны выглядит как стена застройки, а потому, что окна смотрят в окна, и сосед напротив становится непрошенным членом твоей семьи.

В таком случае какие перспективы у этой модели?

— Надеюсь, что разум победит. Но тенденция очевидна. «Лес башен» вытесняется более экономичными кварталами. Кварталы будут вытеснены либо рядами пластин, как это происходит в Китае, либо реинкарнацией доходной застройки с дворами-колодцами, как это происходит в центре Москвы. Жизнь вбирает в себя простые и экономичные решения. Пока побеждает инстинкт. И, конечно же, все это в большинстве случаев совершенно антигуманно.

По сути, мы тоже предлагаем гиперкорпус, как и в новых «доходных домах». Более того, у нас ширина 60-этажного корпуса достигает 500 и более метров. Но! Все окна «видят» горизонт и не видят соседей, такой корпус включает в себя удобные пешеходные зеленые улицы человеческого масштаба, просторные общественные пространства плавно перетекают из одной родственной функции в другую, лифтов в таком небоскребе нужно в пять раз меньше чем в обычном, здание не нуждается в отоплении при наружной температуре -30. Не говоря уже о том, что это тот самый город волшебных дверей.

Ключ к гиперкорпусу – световидовые каналы с некоторыми оптическими хитростями, где все комнаты имеют зеленые террасы и смотрят на солнечную сторону горизонта. Наша последняя разработка – фактически бесконечный «подземный дом-невидимка, парящий над землей». Внешне – это пологий холм, покрытый лесом. Под ним – «воздушная подушка безопасности» — пространство, вентилирующее весь объем и являющееся убежищем на случай ЧС. А внутри – райски сад.

В некотором смысле такой корпус – родственник китайских кварталов сверхплотной застройки. Из космоса это выглядит как механические ряды пластин. А когда оказываешься внутри этих «безжизненных рядов», оказывается, что это великолепная среда с парками, скульптурой, фонтанами, ручьями и водопадами, где плавают парчовые карпы, и где очень немного людей, гуляющих по этому саду. Ларчик открывается просто: под всем жильем в районе три уровня с проездами, паркингом и обслуживанием.

Но нас пригласили в Китай, потому что наши решения в два раза эффективнее и существенно комфортнее. Главное качество гелиотектуры – видовая панорама на природу и полная зрительная изоляция и уединение. Глядя из окна, мы не видим посторонних людей, только природа и зелень на террасе.

Насколько доступно такое жилье для России?

— Оно на 15-30% дешевле при строительстве и на 50-500 % дешевле в эксплуатации. Особенно это актуально для Крайнего Севера. Но, чтобы этот процесс двигался, начинать нужно с элитного жилья, чтобы показать, что де-люкс тоже может быть сверхплотным. Такой проект мы сейчас разрабатываем для Крита, и находим поддержку у местной власти. Это город-невидимка, который интегрирован в ландшафт.

Поделитесь вашими впечатлениями от форум АРХ ЕВРАЗИЯ.

— Сегодняшний разговор мне очень понравился. Собрались люди, которые понимают друг друга. Мы говорили на одном языке. Взаимопонимание продолжается взаимодействием, и это может дать результат.

Все интервью