Владимир Вениаминов

ИНТЕРВЬЮ

Какие изменения ждут архитекурно-строительную сферу в ближайшей перспективе, какой принцип градостроительства оптимален для Екатеринбурга и кто должен следить за сохранностью гармоничного архитектурного облика города? Об этом в интервью журналу LeTABOURET рассказал Заместитель Министра строительства и развития инфраструктуры Свердловской области и Главный архитектор Свердловской области - Вениаминов Владимир Геннадьевич.

Вениаминов В. Г.
Заместитель Министра строительства и развития инфраструктуры Свердловской области и Главный архитектор Свердловской области.

«Важно усиливать полицентричность агломерации»

Владимир Геннадьевич, какие глобальные изменения сейчас происходят в строительной сфере?

– Без преувеличения скажу: нас ждут решительные перемены. Если в прошлом основной упор делался на объёмы строительства и балом правили цифры, то сегодня приоритет отдаётся комплексному повышению качества строящихся объектов и в целом улучшения городской среды. Для нас это означает переход на принципиально новую систему оценки деятельности строительного рынка. Конечно, это требует переосмысления многих вещей, но начало уже положено.

В какой момент наметился переход от количественных показателей к качественным и что послужило причиной?

– Смена градостроительной парадигмы проистекает из трёх моментов. Изложу их даже не по степени значимости, а по последовательности введения в жизнь.

Первый момент – инициатива Правительства РФ по внедрению проектного метода в управленческую практику, в том числе в архитектурно-строительной сфере. Этот метод обеспечит более системный и взвешенный подход к градостроительству, созданию современного архитектурного облика городов и обеспечению благоприятных условий для жизни граждан.

Второе – программа «Пятилетка развития» на 2017-2021 гг, предложенная губернатором Свердловской области. Большое внимание в этом документе уделяется повышению качества жилой среды, указаны конкретные цели и механизмы для модернизации сферы жилищного строительства и, как следствие, – цели градостроительной практики.

Наконец, третий основополагающий фактор, ознаменовавший смену градостроительной парадигмы, – Послание Президента Федеральному Собранию. Владимир Путин предложил развернуть масштабную программу пространственного развития России и чётко обозначил приоритеты: сохранить объёмы строительства в городах при увеличении качественных показателей. При этом президент особо подчеркнул, что обновление городской среды должно проводиться комплексно и базироваться на широком внедрении передовых технологий и материалов в строительстве.

От себя добавлю, что мне по душе новый вектор развития градостроительной сферы, потому что я, как архитектор, прекрасно осознаю важность и значимость системного подхода к строительству и формированию городской среды.

А каков ваш взгляд на дальнейшее развитие Екатеринбурга, как сделать его удобным и комфортным для жизни?

– Это очень емкий вопрос, который невозможно полностью осветить в рамках этой беседы. Но общую позицию я обозначу. Традиционно сложилось два разных планировочных принципа развития городов: моноцентрический и полицентрический. Первый предполагает подчинение всей планировочной структуры единому центру и подходит для небольших городов. Но в крупных мегаполисах его применение неизбежно ведет к огромным миграционным потокам, увеличению нагрузки на транспортную структуру и разбалансировке города.

В случае с Екатеринбургом правильнее использовать полицентрический принцип. Он предполагает, что каждая отдельно взятая городская структура является самодостаточной по большинству показателей. Понятно, что всегда будут оставаться зоны общего притяжения – аэропорт, театр и пр. Но значимые социальные объекты, места приложения труда, площадки для совместных активностей и занятия спортом должны быть в каждой структуре полицентрического города. Так мы сможем снизить нагрузки на транспортную сеть и уделить внимание развитию комфортных городских пространств. Кроме того, отдельные структуры полицентрического города должны вмещать не более 120 тыс. жителей, что позволит эффективнее развивать социальные коммуникации.

Также я полагаю, что нужно обсуждать возможность введения зонирования по стандартам проживания. Я ни в коем случае не имею в виду какое-то социальное расслоение, но нельзя не признать, что у каждой социальной группы свои требования к качеству жилья, к месту его размещения, к дополнительным опциям. Если взять за основу эту идею, можно эффективнее сегментировать строящиеся объекты и повысить качество жизни для всех категорий граждан.

Помимо прочего, повышение качества городской среды предполагает создание гармоничного архитектурного облика города. Как регулировать строительную деятельность в этом аспекте?

– На мой взгляд, для решения этого вопроса необходимо использовать три взаимодополняющих инструмента. Во-первых, нужно сформулировать минимальные требования к качеству архитектуры на законодательном уровне, в муниципальных градостроительных регламентах. Подобные нормы станут фильтром, исключающим появление объектов, вносящих диссонанс или разрушающих целостность архитектурной среды.

Во-вторых, следует актуализировать роль главных архитекторов в муниципалитетах. Ведь опираться на одни лишь законодательные нормы нельзя, поскольку облик проектируемых зданий во многом зависит от специфических особенностей окружающей местности, и решения в ряде случаев приходится принимать ситуативно. А здесь важен человеческий фактор. Поэтому в каждом городе должен быть главный архитектор, который, с одной стороны, прекрасно знает свой город и его особенности, а с другой – обладает хорошим вкусом в архитектуре и может выступить в качестве некого эстетического мерила в решении вопросов о спорных архитектурных концепциях.

Есть и еще один инструмент. Когда речь заходит о строительстве какого-то особенно значимого для города объекта, следует прибегать к общественному обсуждению, привлекать профессиональное сообщество, учитывать мнения горожан.

Назовите примеры объектов, которые в силу своей значимости выносились на общественное обсуждение.

Из недавнего можно вспомнить Центральный стадион, который нужно было реконструировать к чемпионату мира по футболу. Здесь мы как раз имели значимый для города объект – со своей историей, культурной ценностью, – который нужно было привести в соответствие с требованиями FIFA. Сказать, что была сложная задача, значит не сказать ничего. Решение по проекту принималось даже не на Градсовете, а в ходе общественного обсуждения в рамках Союза архитекторов, чтобы суммировать профессиональные мнения широкого круга экспертов. И именно благодаря такому коллегиальному обсуждению нам удалось всё сделать правильно. Конечно, есть разные мнения относительно стадиона: кто-то его хвалит, кто-то ругает. Но, повторюсь, это оптимальный вариант из всех возможных, учитывая высокую сложность поставленной задачи.

Еще один объект, судьба которого решается с привлечением широкого круга экспертов, – это комплекс, который должен появиться на месте снесенной телебашни.

Вы имеете в виду Ледовую Арену?

Именно. Хотя я считаю, что это название не совсем правильно позиционирует объект в глазах общественности. На самом деле это общегородская площадка для проведения крупных мероприятий, не только спортивных, но и культурных. То есть, по сути это универсальный комплекс с максимальным количеством значимых для горожан функций. Он должен играть ключевую роль не только в архитектуре, но и в жизни всего города. И именно поэтому его проект выносится на обсуждение в профессиональном сообществе.

СЛЕДУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ:

2018-08-16T17:12:59+00:00