Стоит ли
переплачивать за бренд?

То, что россияне неравнодушны к брендам и в значительной мере руководствуются престижем приобретаемой марки, известно всему миру. Поклонники брендов заверяют, что престижная марка – гарант качества товара, некоторые надеются, что статус марки повысит и их собственный статус в глазах окружающих. Но в этом году настроение покупателя изменилось: стагнация в экономике, отсутствие перспектив роста, повышение валютного курса, общая неопределенность в экономике и в жизни привели к тому, что обеспеченные покупатели поменялись. Они начали считать деньги.

Курс на экономию взят, и поэтому редакция LeTabouret пригласила дизайнеров и архитекторов, коммерсантов и журналистов к поиску ответов на вопросы: «Можно ли создать качественный и стильный интерьер без дорогих брендов, и стоит ли за них переплачивать?»

Участники ток-шоу

бренды переплачивать Современный дом и офис

Александр Владимиров:
– Всегда потребительские свойства связаны с ценой. Если эти свойства не соответствуют цене, то товар не будет продаваться. А если свойства товара с точки зрения качества, его уникальности, с точки зрения впечатления, производимого на людей, соответствуют цене, тогда он продается.

Мне хотелось бы обратить ваше внимание на проблему не цены, а ценностей. Заметьте, как много брендов в российских интерьерах, как они перемешаны («богачество»), и как мало истории, культуры. А ведь во всем мире так ценится антиквариат! Антикварная плитка, полы, мебель, то, что несет в себе глубокое содержание, печать веков, память. И купить это можно на блошиных рынках – дешево. Почему-то российские интерьеры порой отталкивают своей роскошью, подавляют брендами. Европейские интерьеры более уютные, менее пафосные, «живые», может быть, это впечатление из-за вещей с историей?

Вера Козлова:
– Согласна, в любом бренде большая сумма заложена на его раскрутку, на продвижение. Российский бренд не может себе еще многого позволить.

Ольга Арапова:
– Давайте определимся для начала, что такое бренд. Слово это навязанное, у нас сейчас практически каждая вещь называется брендом, так же как каждая лавка – бутик. За брендом стоит устойчивая память людей о хорошем качестве предмета, о каком-то человеке, об истории. Качество продукта, качество времени, качество мысли… Когда оппоненты «брендовиков» говорят о том, что бренд не нужен, тогда, видимо, они имеют в виду, что интерьеру нужен бренд дизайнера, ведь то, что выделит этот интерьер из длинного ряда других, все равно должно быть.

Екатерина Елизарова:
– Бренд класса люкс сложен из нескольких основных факторов, которые должны постоянно совершенствоваться. Это качество материалов и технологий их обработки, качество мысли, поиск новых форм, философия и история бренда, позиционирование. При идеальной комбинации, внимании к деталям и динамике бренд со временем становится принадлежностью к образу жизни класса люкс.

Алексей Гусев:
– Качество и бренд далеко не параллельно идущие понятия, но очень часто бренд ассоциируется именно с качеством и дороговизной. Бренд – это имя, а за имя приходится платить. Такой тезис для некоторых клиентов в сегодняшних условиях кризиса становится определяющим фактором, и они склоняются в сторону малоизвестных фирм.

НИКАКАЯ БРЕНДОВАЯ МЕБЕЛЬ НЕ СДЕЛАЕТ ПЛОХОЙ ИНТЕРЬЕР ХОРОШИМ. ДОРОГИМ – ДА, ХОРОШИМ – НЕТ. НО ЛЮБОЙ ХОРОШИЙ ИНТЕРЬЕР СТАНЕТ ТОЛЬКО ЛУЧШЕ ОТТОГО, ЧТО В НЕМ ПОЯВИТСЯ ВЫСОКОКЛАССНАЯ ВЕЩЬ.

Ольга Агапова Екатеринбург

Екатерина Елизарова:
– Составить конкуренцию состоявшимся брендам – это большая ответственность. Я, к примеру, создавая коллекции предметов мебели под собственным брендом, произвожу их в Италии. Пока в России, увы, знаменитого итальянского качества достичь невозможно.

Сергей Денисенко:
– Я думаю, что не за всяким «престижным» брендом стоит высшее качество продукта. Если стоит выбор между стулом знаменитой итальянской фабрики с торчащими саморезами под сидением и стулом, например, не столь знаменитой бразильской фабрики без такого дефекта, я выберу второй – с условием, что он не будет уступать по качеству в других аспектах.

Иван Деминов:
– Как правило, за «престижным брендом» в первую очередь стоит именно качест-
во, своя некая философия происхождения и создания своих коллекций. Я считаю, что среди классического дизайна мебели у продукции No name очень мало шансов тягаться с именитыми брендами, потому как процесс производства и позиционирование на мировых рынках нарабатывается десятилетиями. Куда оптимистичнее, на мой взгляд, обстоят дела в современном дизайне мебели. Здесь в первую очередь важна идея и посыл к потребителю, а на материалах и процессе изготовления можно экономить. Ведь главное – вызвать желание потребителя, полюбить продукт, удивить его. И в этом плане продукция No name способна это делать.

Ольга Дресвянникова:
– В Европе, например, существует множество демократичных марок, предлагающих довольно хорошее качество. Причем эти марки не копируют изделия из сегмента люкс и премиум, а разрабатывают свои собственные коллекции, отвечающие современным тенденциям и потребностям. У нас таких единицы. Из местных, пожалуй, не назову никого, знаю москвичей – Archpole.

Екатерина Елизарова Екатеринбург дизайнер

ПОДДЕЛКИ РАДИ ЭКОНОМИИ БЮДЖЕТА НЕ ПРИЕМЛЕМЫ. ПУСТЬ ЭТО БУДУТ АКЦЕНТНЫЕ ВЕЩИ, И ИХ БУДЕТ НЕМНОГО, НО ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОДЛИННЫЕ.

Ольга Арапова:
– Одна моя клиентка была твердо убеждена, что в ее спальне обязательно должна стоять кровать Fendi за 10 000 евро. Я отговаривала, объясняла, что не стоит надеяться на качество товара, но она настояла. Фэшн-король попытался сделать мебель, но качества модной марки одежды не перенес, к сожалению, на мебель. В таких ситуациях дизайнер должен быть уверенным в продукте, который предлагает клиенту, и точно знать, за что клиент может отдать деньги, а за что нет. А иногда предмет качественный или не очень становится вторичным, и на первый план выходит идея. Один из таких примеров – скамейка от известного бренда Moooi, которая продается в виде трех спинок от стульев. Клиенту предлагается самому найти бревно, вставить в него эти спинки – в итоге у каждого своя индивидуальная скамейка. Супер! За что платим деньги? За идею! И поставив такой предмет в интерьер, ты уже заявляешь об интеллекте и вкусе его хозяина. А порой в интерьере надо «похулиганить», а с люксовой мебелью этого не сделаешь. К ней нужно относиться с уважением. Как только вы начнете видеть разницу между ножкой у дивана B&B ITALIA и ножкой дивана «некой» компании – можете начинать считать себя дизайнером.

Александр Владимиров:
– Понятие «бренд» появилось 30-40 лет назад с помощью масс-медиа, которые смогли превратить то, чего никто не пробовал, во что-то значимое и важное. Все хотят иметь «Мерседес», хотя многие в нем даже не сидели, особенно в последних моделях. Бренд сейчас не просто качество, дизайн и прочие параметры. Бренд – это статус, эмоция, впечатления, имидж. Почему у всех айфоны? Потому что это, во-первых, имидж, а уж потом все остальное. Какой самый дорогой в мире бренд? Конечно, Apple, но на четвертом месте Coca-cola, а в десятке – McDonalds. Продукты, которые по потребительским свойствам ужасны! Они продают не качество, а лишь эмоцию.

Иван Деминов:
– Мы не предлагаем своим заказчикам переплачивать за бренд. Лично я склонен к современной стилистике в разработке интерьера. Мир не стоит на месте, развиваются технологии в проектировании и изготовлении нестандартных элементов интерьера. Появляются такие понятия, как параметрический дизайн. Заказчиков увлекают такие идеи, и тогда уже сложно поспорить отдельно стоящему элементу интерьера (к примеру, столу со встроенной монолитной столешницей, плавно перетекающей со стены), с пространством всего интерьера. С помощью новых технологий дизайнер разрабатывает неординарные интерьеры, идеи помогают экономить.

КАКОЙ САМЫЙ ДОРОГОЙ В МИРЕ БРЕНД? КОНЕЧНО, APPLE. НО НА ЧЕТВЕРТОМ МЕСТЕ – СOCA-COLA, А В ДЕСЯТКЕ – McDonalds. ПРОДУКТЫ, КОТОРЫЕ ПО ПОТРЕБИТЕЛЬСКИМ СВОЙСТВАМ УЖАСНЫ! ОНИ ПРОДАЮТ НЕ КАЧЕСТВО, А ЛИШЬ ЭМОЦИЮ.

Александр Владимиров

Дмитрий Гринберг:
– В моем понимании бренд – это марка, которой люди стали доверять. Доверять ее качеству или тем свойствам, в результате которых она стала стоить больших денег в сравнении с аналогами. Хорошее качество может обеспечить и никому не известный производитель, но если он не вложился в раскрутку своего имени (бренда), то о его отменном качестве вряд ли кто-то узнает. И если бренд раскрутили, качество не подлежит сомнению, бренду начали доверять, то тогда как коммерсант могу сказать, что уже можно получать какую-то дополнительную выгоду.

Мы периодически переходим к сравнению российских и европейских брендов, материалов и цен. В этой связи хотелось бы вспомнить о том, что наше государство, поддерживая российского производителя, вводит некие таможенные пошлины, которые влияют на стоимость. Если говорить, к примеру, о керамической плитке, то стоимость ее в Италии и в России практически одинакова. Я купил ее в Италии, но пока вез в Россию, заплатил за транспорт, таможенные пошлины, заложил какие-то риски и прибавил розничную наценку, то, конечно, стоимость этой плитки выросла значительно, почти в два с лишним раза. Но если российский производитель начинает делать здесь, на территории нашего государства, плитку такого же высокого качества и вкладывется в разработку новых размеров и дизайнов, то цена тоже будет высокой, потому что произвести все в России мы не можем, нужно закупать материалы за границей (к примеру, белую глину и различные красители). Бренд – это та компания, которая, получив статус известной, приносящей дополнительную прибыль, начинает вкладываться в технологии, в качество оборудования, финансирует рискованные разработки, нацеленные на будущее, привлекает успешных дизайнеров. Все эти поиски, риски, эксперименты тоже закладываются в цену.

Ольга Дресвянникова:
– Дизайнер должен донести до клиента, почему брендовая мебель стоит дорого. Не каждый клиент разбирается в именитых дизайнерах, создающих эту мебель, или в качестве материалов, в технологии производства. Если клиент этого не понимает и не ценит, нет смысла предлагать ему такую мебель.

Есть бренды, предлагающие уникальный по тем или иным свойствам продукт, например, техническое оснащение, материалы или оригинальный дизайн. И тогда цена на этот продукт оправдана. Но есть предметы, не имеющие таких уникальных свойств, однако стоимость их в десятки раз выше аналогов No name только потому, что их автор – тот или иной именитый дизайнер. В таких случаях предпочитаю продукт No name, не вижу смысла переплачивать за имя.

Глеб Короп:
– Хотелось бы рассказать об одном из моих интерьеров: по материалам отделки – все довольно дешево. А весь акцент берут на себя 25 оригинальных стульев Kartell. Очень трудно убедить заказчика в том, что идея просто умрет, если вместо Kartell поставить отечественные кожаные стулья, уйдет легкость, потеряется стиль – неоклассика. Моя битва продолжается и по сей день, надеюсь выиграть. В этом интерьере я не готов пойти на сделку с самим собой и поставить «россиян» или «китайцев». Тогда мне проще отказаться от проекта, чем видеть, как умирает хорошая идея, как она опошливается. И имя, конечно, свое не поставлю.

Ольга Дресвянникова:
– Лучше на чем-то сэкономить, например, на отделке (заменить дорогостоящую штукатурку на покраску), но поставить один хороший качественный предмет, который будет акцентом. Ведь стены – всего лишь фон. На мой взгляд, это европейский подход.

Михаил Хусаинов, дизайнер:
– Задача дизайнера в том, чтобы брендовый предмет, несущий стиль, грамотно взаимодействовал с пространством, в котором он находится, с предметами, которые его окружают. Вот это взаимодействие и дает ту «химию», что необходима для создания грамотного интерьера. Предмет сам по себе может ничего и не значить. Работает он только в совокупности.

Алексей Гусев:
– Использование брендовых предметов зачастую беспроигрышный вариант создания интерьера, но далеко не единственный. Такие предметы полностью подчиняют себе все пространство и задают определенный стиль, выработанный и пропагандируемый самим брендом, его маркетологами. Поэтому с брендами нужно работать очень аккуратно. Создание стильного и качественного интерьера без дорогостоящих брендов возможно, равно как и наоборот – можно создать абсолютно безвкусный интерьер, используя высокие бренды.

Иван Деминов:
– Ценителей дорогих брендов не так уж и много. И, конечно, они, приобретая в первую очередь мебель дорогих брендов, идут за их историей, философией и стилем. Такая мебель способна передать своей стиль и историю окружающему интерьеру, сделать его изысканным и неповторимым. Для заказчиков, которых нельзя назвать ценителями знаменитых и дорогих брендов, важны, в первую очередь, идея и образ будущего интерьера, и такой подход уже может быть с использованием малоизвестных марок.

КОГДА ПРЕДМЕТ НЕ ИМЕЕТ УНИКАЛЬНЫХ СВОЙСТВ, А ИМЕЕТ ЛИШЬ АВТОРСТВО ИМЕНИТОГО ДИЗАЙНЕРА, В ТАКОМ СЛУЧАЕ НЕ ВИЖУ СМЫСЛА ПЕРЕПЛАЧИВАТЬ ЗА ИМЯ.

Екатерина Елизарова:
– Подделки ради экономии бюджета не приемлемы. Пусть это будут акцентные вещи, и их будет немного, но обязательно подлинные.

Ольга Арапова:
– В продолжении темы оптимизации хочу сказать, что если в интерьере материалы дешевые, то идея должна быть дорогая. Оптимизация бюджета ведет к удорожанию идеи. Предмет – лишь часть того калейдоскопа, который мы собираем – интерьера. Если говорить о европейских тенденциях, то видно, что не сильно они гонятся за брендовыми дорогими вещами. Они любят либо интерьеры, наполненные предметами антикварными или винтажными, купленными на блошином рынке, дорогими историческими вещами или недорогими, с историей, прекрасной живописью – классической и современной, либо очень простые интерьеры, но тогда это должно быть какое-то уникальное место. В европейских интерьерах практически нет люксовой брендовой мебели. Давайте любить бренды, как перец: немного посыпал, добавил остроты, и все замечательно. Главное – не переборщить. Чтобы наши интерьеры не выглядели, как калькуляторы – смотришь, а вместо восторга в голове мелькают рубли, евро, доллары…

Никита Жиляков:
– Дизайнер знает, в каком бюджете он работает. Если вдруг приходит новость, что бюджет сокращен вдвое, тогда лучше сделать новый проект.

Сергей Ларионов:
– В принципе, архитектор или дизайнер сам по себе бренд, особенно, когда дизайнер очень индивидуальный. Принимаясь за новую работу с заказчиком, Филипп Старк, к примеру, никогда не задумывается о брендах. Вкладывая индивидуальность, мысль, разрабатывая собственную идею, можно создавать замечательный интерьер. Ценообразование большинства интерьеров в нашем городе находится в зависимости от клиента. Создавать прекрасные интерьеры можно и не работая с брендами, и работая с брендами.

Как оптимизировать бюджет в кризис? Могу дать совет – не отказываться все-таки от брендов, в интерьере должна присутствовать хотя бы одна известная марка (к примеру, замечательные брендовые двери). А вокруг может быть мебель no name, простая отделка. Акцент автоматически переместится на двери, все остальное будет лишь подоплекой.

Алексей Гусев:
– Бренды –это один из козырей в рукаве профессионала. Но настоящий профессионал может создать интерьер и без брендов, используя свой опыт и талант. Стоит ли переплачивать за марку, каждый решает для себя сам. А задача профессионала – сделать хороший, стильный интерьер в любом случае, с любым бюджетом.

Резюме

2017-04-05T12:59:47+00:00