Импортозамещение: движение вверх или вниз?

Ток-шоу «Знай наших»

15 декабря 2015 года архитекторы, дизайнеры с одной стороны, и производители мебели, поставщики комплектующих с другой, собрались вместе в Библиотеке ИЦ «ARCHITECTOR» в рамках серии ток-шоу «ЗНАЙ НАШИХ» организованных журналом «Современный Дом и Офис», чтобы обсудить вопрос: как жить в новых экономических условиях? Рост курса доллара и евро, резкое подорожание комплектующих и оборудования, политика импортозамещения — вот что влияет на рынок мебели и интерьера.

Но вопросами импортозамещения и роста цен дискуссия не ограничилась. Обе стороны, и производителей, и архитекторов с дизайнерами волнует отсутствие взаимопонимания. Конечно, есть примеры удачного сотрудничества между дизайнерами и производителями. Но всё же таланты и амбиции российских дизайнеров чаще всего не находят дороги к производственным мощностям.

Как наладить сотрудничество между дизайнерами и производителями?

УЧАСТНИКИ ТОК-ШОУ

Спикеры:

Лорен-кухни, Стадии, ЛасОрт

Приглашенные эксперты:

Фишера, Фаворит, Юнитекс

Специалисты по интерьеру:

Ольга Триголос, архитектор
Евгений Иванов, архитектор
Ольга Пилюкова, дизайнер
Сергей Абрамов, архитектор

ОРГАНИЗАТОРЫ

При поддержке:

В условиях снижения объемов импорта и резкого роста цен на продукцию зарубежных брендов, внимание покупателя все чаще оказывается обращено в сторону местных производителей. Пришло ли время менять отношение к российской мебели? Способны ли они удовлетворить запросы взыскательных покупателей и дизайнеров интерьеров?

В поисках ответов на поставленные вопросы журнал «Современный дом и офис» пригласил представителей российских мебельных компаний к диалогу с нашими экспертами – профессиональными дизайнерами и архитекторами, которые регулярно сталкиваются с необходимостью выбора мебели для своих проектов, а, значит, вполне могут говорить от имени широкого круга конечных потребителей.

Встреча прошла в формате ток-шоу и включила в себя 3 раунда, каждый из которых был посвящен отдельному вопросу. Производители, оперируя примерами из собственной практики, старались пролить свет на текущее состояние отечественной мебельной индустрии и доказать ее перспективность, а интерьерные специалисты задавали каверзные вопросы и оценивали убедительность доводов, представленных спикерами. Несколько важных моментов мероприятия — в нашем материале.

Спикеры:
Андрей Лебедев,  Stadis
Антон Панфилов, Lasort
Наталья Новохатько,  «LORENA кухни»
Валентина Бухарова,  «LORENA кухни»

Приглашенные эксперты:
Андрей Новоселов,  «Фиера»
Анна Орлова,  «Фаворит Урал»
Александр Омельченко,  «Юнитекс»

Специалисты по интерьеру:
Ольга Триголос, архитектор
Евгений Иванов, архитектор
Ольга Пилюкова, дизайнер
Сергей Абрамов, архитектор

Интервью:
Олег Шивцов, «Формула дивана»

Ток-шоу знай наших екатеринбург

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

Спрос на импорт снижается, что приводит к уменьшению конкуренции и вроде БЫ нет необходимости бороться за потребителя. Но цены растут и производитель вынужден более внимательно относиться к потребителю. Какая тенденция в итоге победит? Выиграет ли потребитель или окажется в проигрыше?

Андрей Лебедев, Stadis.
— Знание своего потребителя всегда и везде было необходимым условием успешного бизнеса, ведь только это дает возможность делать действительно востребованный продукт с учетом всех возможных потребностей его целевой аудитории. Иными словами, чем лучше знаешь своего клиента – где он водится, чего желает, к чему привык, тем более качественно ты сможешь удовлетворить его потребность, а, значит, получить рост продаж, лояльность и пр. Однако сейчас в России кризис, а, значит, действуют особые правила, да и рынок ведет себя непредсказуемо.

Текущий момент характеризуется, на мой взгляд, все снижающимся спросом во всех ценовых категориях, продажи носят эпизодический характер, подогреть спрос могут только те же курсовые колебания, но после них остается впечатление, что деньги у потребителей кончатся совсем.

В этих условиях оптимальным сценарием развития нашей компании становится перепрофилирование в некий универсальный механизм по предложению любой мебели всякому клиенту, лишь бы он был платежеспособен в принципе. То есть, начав с постулата о необходимости быть ближе к своему клиенту, мы на текущий моменте пришли к реальности высокоманевренного универсального предприятия по удовлетворению любых пожеланий заказчика. Это становится возможным благодаря наличию в группе компаний подразделений, традиционно занимавшихся мягкой мебелью, офисной мебелью, работой с корпоративными и оптовыми клиентами. То есть обладание разнонаправленностью, в обычные времена граничащее с антипозиционированием, сейчас дает нам возможность удержаться на плаву.

Добавлю пару слов про импортозамещение. Говорить о нем, как о самостоятельном процессе, я бы не стал, так как 90% сырья и комплектующих, особенно для дорогой мебели, произведены за рубежом или с использованием импортного сырья и компонентов, то есть их стоимость привязана к курсу валюты. Тем не менее, отмечу, что продукцию зарубежного производителя от российских аналогов отличает более высокая динамика роста цен, увеличение сроков поставки и в целом повышение рисков, как продавца, так и покупателя. Плюс у наших производителей есть неоспоримое преимущество в сфере изготовления индивидуальной мебели. Ведь когда исполнитель находится в непосредственной близости к заказчику, становится гораздо легче контролировать весь процесс и корректировать его при необходимости.

стадис екатеринбург лебедев ток-шоу

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

РАБОТА С ИНДИВИДУАЛЬНЫМИ ЗАКАЗАМИ — ЭТО СЕРЬЁЗНОЕ КОНКУРЕНТНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО, КОТОРОЕ, ТРЕБУЕТ ОТЛАЖЕННОЙ РАБОТЫ. УДАЁТСЯ ЛИ МЕСТНЫМ ПРОИЗВОДИТЕЛЯМ ДЕРЖАТЬ ПЛАНКУ КАЧЕСТВА?

Ольга Триголос, архитектор:
— В работе над своими проектами мне не раз приходилось сотрудничать с фабрикой «Стадис», и в основном этот опыт был позитивным. Например, был случай, когда в одном помещении потребовалось дополнить дорогой импортный гарнитур с тумбой, сделанной на заказ. Задача оказалась непростой, поскольку все предметы мебели должны были располагаться в непосредственной близости друг от друга, а, значит, малейшее отличие сразу бросилось бы в глаза. Но специалисты «Стадис» справились, клиент остался доволен. Поэтому могу сказать, опираясь на собственный опыт, что планку качества фабрика держит.
Но есть и некоторые минусы. В частности, в работе с индивидуальными заказами иногда имели место быть задержки по срокам их выполнения. Иногда вопрос времени стоит остро, и любые задержки воспринимаются клиентом очень болезненно.

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

СНИЖАЕТСЯ ЛИ СПРОС НА МЕБЕЛЬ ПО ИНДИВИДУАЛЬНОМУ ЗАКАЗУ В ТО ВРЕМЯ, КОГДА ПОКУПАТЕЛЬСКАЯ СПОСОБНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ ПАДАЕТ?

Сергей Абрамов, архитектор:
— По собственному опыту могу сказать, что даже с возникновением кризисных явлений клиенты не стали массово отказываться от индивидуальной мебели. Есть, конечно, отдельные примеры, когда заказчик делает выбор в пользу типовой модели. Но даже в этом случае для него важно иметь возможность менять отдельные ее элементы, подстраивая тем самым типовую мебель под свой вкус. Если производитель предоставляет такую возможность, это несомненный плюс.

Александр Омельченко, «Юнитекс»:
—Могу добавить, что тенденция к индивидуальным заказам прослеживается сейчас даже в категории офисной мебели, где важен не столько дизайн, сколько функциональность. Клиенты все больше ценят возможность выбрать цветовую гамму, тип каркаса и другие элементы наших моделей. Конечно, это не говорит о том, что типовая мебель становится невостребованной, но тенденция к индивидуализации прослеживается довольно четко.

Ольга Пилюкова, дизайнер:
— Если заказчик обращается к дизайнеру, для него априори важна индивидуализация интерьера. Поэтому и мебель в большинстве случаев он предпочитает изготовленную на заказ, а не типовую. Нам, как дизайнерам, также приятнее и удобнее работать с «индивидуалкой», поскольку это дает больше возможностей для обустройства интерьеров.

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

ВОЗМОЖНО ЛИ СОБЛЮСТИ БАЛАНС ЦЕНЫ И КАЧЕСТВА ПРИ НЕИЗБЕЖНО РАСТУЩИХ ИЗДЕРЖКАХ?

панфилов ласорт lasort екатеринбург

Антон Панфилов, Lasort:
— Наша компания занимается выпуском различных видов серийной мебели (корпусная, кухонная, детская), а также предлагает услугу по изготовлению мебели на заказ. При этом главной особенностью нашей мебели является то, что при ее изготовлении используется исключительно натуральная древесина.

Что касается соотношения цены и качества, отмечу, что производителю, как и любому предпринимателю, важна прибыль. И, с учетом сложившейся на рынке ситуации, возможны два закономерных пути ее сохранения или увеличения:

  • снижение издержек за счет экономии на используемых материалах, фурнитуре;
  • оптимизация издержек без снижения качественных показателей — за счет модернизации производства.

Российский покупатель сегодня стал внимательнее относиться к местным производителям, и премиальный импорт стремится заменить на соответствующий по качеству отечественный продукт. Соответственно, одной из ключевых задач для нашей компании является сохранение уровня производимой мебели, чтобы в конечном счете доказать потребительскому сообществу состоятельность российского производителя.

В целях улучшения качества нашего продукта, в 2013 году мы провели модернизацию производства, в частности, в качестве основного материала перешли с массива сосны  на массив твердолиственных пород — массив бука и дуба. Кроме того, мы запустили цех по производству столярной плиты — материала, из которого изготавливаются корпуса наших изделий. Все это значительно повысило потребительские характеристики мебели, сохранив на прежнем уровне показатели экологичности и безопасности.

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

ЧЕМ БУДЕТ РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ПОКУПАТЕЛЬ ЗА СОХРАНЕНИЕ НИЗКОЙ ЦЕНЫ?

Сергей Абрамов, архитектор:
— Мне импонирует то, что Lasort производит мебель из массива дерева. Немногие производители сейчас работают с натуральными материалами. В основном это ДСП или другие, более дешевые и менее качественные аналоги.

Однако вопрос в том, как в условиях современной экономической обстановки мотивировать клиента приобретать мебель из натурального материала, пусть переплатив, но получив высокое качество? И как донести до клиента, за что стоит платить деньги? Мне кажется, лучше выбирать не громкий бренд, а качество мебельной продукции, то, из каких материалов она производится.

Антон Панфилов, Lasort:
— Есть множество компаний, которые выбирают путь удешевления продукции, ориентируясь больше на эконом-сегмент. Они могут поступиться качеством, чтобы понизить уровень цен, сделав его более привлекательным для покупателя. Но у нас иной принцип работы и другие ориентиры. Мы работаем на перспективу и делаем все для сохранения лояльности наших потребителей, а потому не приемлем снижение уровня выпускаемой продукции в погоне за экономией.

Конечно, гораздо проще отказаться от идеи использования массива дерева в качестве основного материала и переключиться на работу с эконом-сегментом, но это не наш путь. Мы работаем на перспективу и дорожим своей репутацией.

Александр Омельченко, «Юнитекс»:
— Хочу добавить, что любой ответственный производитель будет стараться сохранить баланс между ценой и качеством. Поэтому я поддерживаю позицию своего коллеги о том, что снижать стоимость продукции за счет ее качества — тупиковое решение, которым мы «подорвем» веру потребителя в товары отечественного производства.

Андрей Новоселов, «Фиера»:
— Мне кажется неверной сама постановка вопроса о том, что важнее: цена или качество. Ведь еще Гегель отмечал: «кто сказал «или», тот уже ошибся». Исторически так сложилось, что мебель, особенно импортная, в нашей стране стоит дорого. Это связано с большими размерами пошлин на ввоз и рядом других факторов. Но речь о другом. Изучая финансовый отчет, опубликованный одним из крупнейших европейских производителей качественной кухонной мебели, я наткнулся на весьма любопытные цифры. Оказалось, что только за 2013 году они произвели 610 тысяч кухонных гарнитуров на сумму 960 млн евро. Получается, что средняя цена одного такого гарнитура составляет 1570 евро вместе со встроенной техникой — до недавнего времени для российского рынка это была не такая уж большая сумма. И моя позиция такова: кто из местных производителей сумеет продавать мебель такого же уровня по таким же ценам, тот и будет иметь оглушительный успех на местном рынке.

Анна Орлова, «Фаворит Урал»:
— Нам, производителям, нужно искать свой путь, делать нечто уникальное. И мы тоже стремимся к новаторству, находимся в постоянном поиске новых решений. Моя компания, например, не так давно начала выпускать шкафы-купе с нанесенными на фасад фресками. Насколько мне известно, этого на данный момент у нас больше никто не делает. И стоит отметить, что покупателям идея такого оригинального декоративного оформления пришлась по вкусу.

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

СПОСОБЕН ЛИ РОССИЙСКИЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ УДОВЛЕТВОРИТЬ ВЕСЬ СПЕКТР ПОТРЕБНОСТЕЙ СОВРЕМЕННОГО ПОКУПАТЕЛЯ?

Валентина Бухарова, «LORENA кухни»:

— Современный покупатель становится все более искушенным. И чтобы удовлетворить его потребности, производителям просто необходимо быть в курсе всех мировых тенденций в области производства и выпуска кухонной мебели. Для этого специалисты нашей компании регулярно посещают международные мебельные выставки, такие как EuroCucina в Милане и House Messe в Германии, где отслеживают актуальность моделей, материалов и фурнитуры, а также следят за появлением новых технологий и свежих идей в дизайне. Это помогает перенимать наиболее успешный опыт зарубежных коллег и использовать его для совершенствования нашей продукции. В пример можно привести одну из наших новинок — кухню «Вилладж», разработанную в популярном в данное время стиле прованс. Главной ее изюминкой стал пенал-«шкатулка», включающий фанерные ящики, корзины, полки под специи, фужеры и даже дополнительную столешницу. Этот функциональный и яркий элемент был позаимствован у одной известной европейской фабрики и дополнен функциональными элементами.

Вообще передовые технологии, в том числе и эксклюзивные для России, повсеместно используются в нашей продукции для повышения ее эксплуатационных и эстетических характеристик.

Так, при изготовлении фирменных  герметичных столешниц AQUALINE мы применяем особый полиуретановый клей, который кристаллизуется при контакте с водой. Благодаря этому нам удалось укрепить «слабое звено» любой рабочей зоны — стыки и кромки, — сделав наши столешницы герметичными и водонепроницаемыми.

При изготовлении фасадов мы также используем уникальные технологические и стилистические решения. Например, фасады с покрытием «высокий глянец», выполняются по новейшей технологии BRILLIANT. Эластичные, прочные и износостойкие, они имеют высочайшую степень зеркальности (если у зеркала этот показатель находится на уровне 100%, то у «высокого глянца» — 93%). Примечательно, что в мире существует всего пять таких технологических линий, одна из которых — у нашей компании!

И это далеко не все. Недавно мы стали использовать фасады с  покрытием «матовый лак» (SoftTouch,) , которые по своим качественным характеристикам ничем не уступают фасадам с покрытием BRILLIANT, а на ощупь очень приятные и бархатистые. Начали применять  технологию бесшовной обработки фасадов MONOLITE  и множество других передовых решений. MONOLITE — технология лазерной обработки позволяет реализовать ранее невыполнимые идеи дизайнеров мебели:  бесшовное, незаметное соединение кромки и плиты.

Немалое внимание мы уделяем и отслеживанию актуальных трендов в дизайне. Если на данный момент в мире наибольшим спросом пользуются такие стили, как скандинавский, прованс или эко-стиль, то мы и работаем больше в развитии именно этих направлений.

Наталья Новохатько, «LORENA кухни»:
— Конечно, говорить о полном импортозамещении в нашем случае не приходится. У нас все комплектующие и материалы — зарубежные (закупаются в Германии, Австрии, Италии), но мы все-таки остаемся российским производителем с уникальным парком оборудования. И это дает нам возможность формировать большую складскую программу, а потому у нас нет задержек со сроками поставки и при заключении договора на покупку кухни, цена для покупателя остается прежней. И, в конечном счете, это дает возможность выполнять обязательства перед нашими клиентами своевременно и в полном объеме.

Ольга Пилюкова, дизайнер:
— Я имею опыт работы с  «LORENA кухни», не раз включала их продукцию в свои проекты и согласна с утверждением о том, что российский производитель может удовлетворить все запросы конечного потребителя. Конечно, я в курсе, что эта компания работает исключительно с импортными материалами и заимствует западные технологии, но не вижу в этом ничего плохого. Напротив, именно объединение русских традиций и европейских наработок значительно обогащает производимую продукцию, делает ее более совершенной.

«СОВРЕМЕННЫЙ ДОМ И ОФИС»:

ПОЧЕМУ РОССИЙСКИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ ПРЕДПОЧИТАЮТ КОПИРОВАТЬ ИДЕИ У ЗАРУБЕЖНЫХ КОЛЛЕГ? НЕУЖЕЛИ ИНСТИТУТ ПРОМЫШЛЕННОГО ДИЗАЙНА В РОССИИ НАСТОЛЬКО СЛАБО РАЗВИТ?

Евгений Иванов, архитектор:
— Думаю, что пока мы будем копировать европейцев в дизайне, мы не будем иметь успеха. Эту нишу давно освоили китайцы, и нам с ними не сравниться. Поэтому нужно что-то свое. Ведь есть в мире школы мебельного дизайна со своими уникальными особенностями, такие, например, как немецкая, английская, итальянская, шведская. А вот русской школы нет. Нужно начать, наконец, культивировать и продвигать русскую школу мебельного дизайна. Исторические предпосылки для этого у нас есть: вспомните, например, как популярны были в свое время русский модерн, русский классицизм, русский авангард. Нам нужно создать узнаваемый тренд, который будет пользоваться успехом не только в России, но и за рубежом. Так что я призываю дизайнеров развивать именно русскую школу дизайна, опираясь на богатые традиции нашей страны.

Алексей Быков, промышленный дизайнер:
— Русская школа дизайна потеряла свою индивидуальность еще в начале XX века, то есть после эпохи русского авангарда. Безусловно, восстанавливать ее нужно, но это довольно длительный процесс. В данный же момент я бы предложил обратить внимание на проблему трендов. Чтобы стать «впереди планеты всей», мы должны учесть, что многие тренды в мировой практике числятся как «увядающие», то есть через пару лет полностью сойдут «на нет», а у нас они – только набирают обороты. И нашим дизайнерам нужно пристально следить за их актуальностью, думать на несколько шагов вперед. Вот тогда о нашем промышленном дизайне будут говорить.

Дмитрий Дулисов, дизайнер:
— Мне кажется, что проблема кроется в наших головах. Талантливых промышленных дизайнеров хватает в России, но мы слишком привыкли равняться на Запад и считаем все зарубежное лучше априори. Если нашему производителю нужен индивидуальный дизайн, он будет искать, прежде всего, в стане западных специалистов. Для него большее значение имеет громкое имя, а не фактические способности и талант.

РЕЗЮМЕ

2017-04-05T13:06:59+00:00 Ноябрь 11, 2016|